Одно из удивительных событий, произошедших непосредственно после смерти Иисуса Христа — воскресение умерших святых в Иерусалиме. Рассмотрим его подробнее.


Это событие описывает только Матфей. Непосредственно после описания смерти Иисуса Христа на кресте Матфей добавляет (Матфея 27:51–53):

И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись;
и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли
и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим.

Мы разберём некоторые вопросы, возникающие при чтении этого отрывка, но сначала отметим, что выражение «гробы разверзлись» неминуемо рисует современному читателю неправильную картину: открывающиеся гробы. Греческий текст говорит про открывшиеся гробницы — достаточно просторные помещения, как правило, выдолбленные в мягких меловых скалах.

Итак, перейдём к вопросам.

 

Почему автор пишет о воскресших телах?

Матфей подчёркивает, что эти люди воскресли телесно — это не были бесплотные духи. Эти люди воскресли так же, как Лазарь, который ел после воскресения (Иоанна 12:1,2); так же, как девочка-подросток, которую после её воскресения Иисус велел покормить (Марка 5:42,43).

Среднему обитателю античного мира ближе была идея, что мёртвые возвращаются в мир живых в виде призраков. Даже ученики Христовы не были исключением: так, в Матфея 14:26 (и в Марка 6:49) описывается, что, увидев Иисуса идущего по воде, ученики решили, что видят призрак (phantasma). В Деяния 12:15 служанка Рода, считая Петра погибшим, сочла его ангелом, принявшим облик Петра.

 

Кто были эти святые?

Слово ἅγιον (hagion) имеет много значений. Одно из них — достойный поклонения или достойный уважения, угодный Богу. Именно в этом значении оно употреблено здесь. Речь идёт о людях такого рода, как искренний Нафанаил (Иоанна 1:47), добрый и правдивый Иосиф Аримафейский (Луки 23:50), праведные Захария и Елизавета (Луки 1:5,6), друзья Иисуса — Лазарь, Марфа и Мария (Иоанна 11:1, Иоанна 11:11). Нельзя не добавить, что собственно святыми (hagion) Писание называет Иоанна Крестителя (Марка 6:20) и древних пророков (Луки 1:70).

 

Если эти люди воскресли раньше Иисуса Христа, то как быть со стихами, где Он назван первенцем из умерших (1 Коринфянам 15:20; Колоссянам 1:18)?

Сначала освежим в памяти упомянутые отрывки из посланий Павла:

1 Коринфянам 15:20:

Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших.

Колоссянам 1:18:

И Он есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство.

Стих из послания христианам в Коринфе буквально переводится так:

Ныне же Христос воскрешён из мёртвых, став первенцем (aparche, первый плод) из усопших.

В стихе из послание святым в Колоссах немного другие слова, но тот же смысл:

И Он есть глава тела Церкви, Который есть начало, первородный (protokokos) среди мёртвых, чтобы Ему во всём быть первым.

Если эти святые воскресли после смерти Иисуса Христа, то не получается ли, что они воскресли раньше Его, и Он уже не первенец, не первородный среди воскресших? Нет ли здесь противоречия?

Короткий ответ — нет.

Ключ к более развёрнутому ответу — в 1 Коринфянам 22,23:

Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут,

каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его.

Разберёмся подробнее: Слово стало плотью; человек Иисус Христос обитал среди людей, полный благодати и истины (Иоанна 1:14). Потом земное служение Иисуса Христа закончилось, и Он умер на кресте. Потом Бог воскресил Его — и Он вознёсся в прославленном теле на Небеса, где занял место на престоле рядом с Богом-Отцом. Ничего подобного не произошло ни с одним другим воскрешённым. Многие люди были воскрешены Богом прежде Иисуса Христа, но они, воскреснув, рано или поздно снова умерли — в том смысле, что их физическая жизнь снова прекратилась. Почему так? Потому что они были воскрешены в своих прежних, обычных, телах. Иисус Христос после воскрешения обрёл новое, прославленное тело. В Его пришествие все спасённые будут воскрешены и обретут тела той же природы, что и у Него.

 

Почему об этом событии не упоминают другие евангелисты и внебиблейские источники?

Многие люди задаются вопросом: почему этот замечательный факт не был отражён во внебиблейской литературе? Можно было бы ответить, что отношение потенциальных авторов мемуаров, хроник, писем и других источников к христианству в первые столетия его существования было враждебным, и поэтому не стоит ожидать от них описаний фактов, связанных с христианством. Однако, более верным ответом будет такой: само предположение, что все библейские факты непременно нуждаются в подтверждении из внебиблейской литературы — ложно.

Вопрос, родственный предыдущему, таков: почему же другие евангелисты не говорят об этом событии? Здесь подразумевается, что все евангелисты (или хотя бы Матфей, Марк и Лука — авторы синоптических Евангелий) должны сообщать один и тот же набор фактов. Это предположение неверно, поскольку все четыре Евангелия показывают жизнь Христа с разных точек зрения. Дух Святой вдохновил бывшего мытаря Левия Матфея сообщить эту подробность — очевидно, потому что она вписывалась именно в Евангелие от Матфея.

Итак, ответ на оба вопроса в подзаголовке: ни другие евангелисты, ни внебиблейские источники и не должны были сообщать об этом событии.


© 2016 Николай Гудкович.

Share